тел. в Иркутске
8-3952-403-956
Оставить заявку

ИЗГТ, МТЛБ, ну и, собственно, мы

Середина сентября. Три часа ночи. Звонок. Еле приоткрыв правый глаз, увидел, что звонит Саморез. Снимаю трубку. Мать твою, Леха, ты время видел?! А ты че не спишь, начал Саморез? Вспомни говорил ли ты не давно с кем-то о реке, звездах, красоте заката и восхода солнца? Не затянула тебя суета? Погоня за вещами? Деньгами? Которых постоянно не хватает… Помнишь ли ты о главном, о том, что нас окружает, откуда мы вышли и с чем мы не должны никогда не расставаться? Я приглашаю окунуться тебя в таежную палитру осени, чтобы почувствовать себя человеком на земле и что ты можешь чувствовать, радоваться и волноваться с изменением красок, такой родной для нас природы. Короче, подытожил Леха, я купил метлу у ИЗГТ. Какая метла, ты че вообще несешь, закипел я, а ступу ты не купил?! МТЛБ я купил в Иркутске, только что с трала скатили, приезжай. Сложилось впечатление, что Леха наелся сырых грибов и его таращит. Сон естественно у меня пропал, внутри все засуетилось, пора в дорогу. Встаю с кровати, пью чай, собираю рюкзак и через пару часов я несусь на авто по пустым дорогам сонного города.

Спустя шесть часов я прибыл на место. Увидев МТЛБ или метлу был приятно удивлен. Вокруг, как вьюга, суетится Саморез. Спрашиваю куда и на сколько дней рванем и где Кеша – моторолер? А эта падла бухает, ответил Леха, поедем вдвоем дней на десять, туда где не ступало колесо моего Урала. Укладываем вещи, продукты, арбузы и разносолы, увязываем бочки с топливом, закидываем необходимые запчасти, каток, бортовую, траки, пальцы, подшипники, пару торсионов, само собой кувалду, фильтра. Ну все, зовет в дорогу далекий млечный путь, выпалил Саморез и запустил двигатель. Тут, вдруг откуда не возьмись, нарисовался в полупьяном состоянии Иннокентий. Мужики, куда прем? Я с Вами! Есть чо выпить? Закурить? Здарова! Закидываем Кешу в салон МТЛБ, Леха ныряет в люк за рычаги, я запрыгиваю на броню и под веселое лязганье гусениц мы исчезаем из деревни. Погода благоприятствует, золотая осень с теплыми днями и холодными ночами. Мчим по сухой глинистой дороге, шум от МТЛБ разносится по всей тайге. Мы попали в самый сезон заготовки кедрового ореха, которого было немерено, так немерено, как и народа в тайге. Многие вылезали на дорогу посмотреть на наше чудо, да и поменять орехи на что-нибудь горячительное, градусов так в 70.

   

Через несколько часов делаем остановку, попить чаю, перелить соляру и в этот момент я услышал дикий рев внутри вездехода, да-да это был Кеша. Я открыл задние люки. Из салона с воплями вывалилось пыльное, более-менее протрезвевшее тело в тапках, трико с вытянутыми коленками и футболке. Мотороллер сходу спросил, когда мы вернемся. Мама Лена (мама Лена - это жена Иннокентия) наругает, если я не вернусь через три дня, сказал Кеша. Не вернемся, ответил я. Ставим бочку с топливом возле люка механика-водителя, в люке Саморез, бочка каким-то чудесным образом падает на Леху и забивает его в танк. Мы запрыгиваем на вездеход, убираем бочку, достаем Самореза с разбитой головой из кабины, поливаем рану самогоном для дезинфекции. Кеша тихонько сказал, что ему тоже надо внутрь немного, а то весь на нервы изошел. Заткнись падла, заорал Леха, ничего крепче воды в походе не получишь! 

Складываем вещи, пакуем бочку и через пять минут метелим по таежным просторам нашего края. В полночь добираемся до старенького зимовья, ночуем. Я не помню, что мне снилось, спал плохо. Кеша всю ночь что-то бормотал (видимо у мамы Лены отпрашивался в поездку с нами). Леха храпел. Встаем в пять утра, сворачиваем спальные мешки с Саморезом, а Кеша в тапках упаковывает тулуп, в котором спал всю ночь. Утреннюю тишину разорвал шум двигателя, завтрак на скорую руку, закидываем вещи и в путь. Пересекали болота, практически весь день ехали по руслу реку, к вечеру поднялись в перевал, на котором росли одни кедры, усеянные шишками, вот он край где не было ни колесной, ни гусеничной техники.

И тут что-то пошло не так, температура поползла вверх. Расслабился ремень привода вентилятора, он не просто расслабился, он развалился на волокна, начал рваться. Леха полез искать ремни. Скажу культурно матом, мы ничего не забыли, а вот ремни забыли, сказал огорченно Саморез. Наверное, мама Лена прокляла, сказал громко Мотороллер. Потихоньку, с передышками спускаемся с перевала и у первого ручья решаем устроить ночевку.

 

Где-то не далеко живет и охотится Юрка тофалар, как-нибудь до него доберемся, грустным голосом сказал Леха. Разжигаем костер, варим чай, темными стенами обступила нас тайга, а в голове мысли где взять ремень, какую замену придумать. В салоне МТЛБ стелем матрасы и ложимся спать. Эту ночь спал без задних ног. Утром проснулся первым, вылез из вездехода. В кострище тлели угли, дымок тонкой струйкой поднимался к вершинам вековых деревьев. Я пошел собирать дрова для костра. Буквально в 20-ти метрах от МТЛБ столкнулся с огромным маралом. Встреча в несколько секунд. Я стоял и любовался красотой этого животного, большие рога до самой пятой точки, мощная шея……, я попытался достать телефон из кармана, чтобы запечатлеть его, но он рявкнул и скрылся в кустах багульника. Вернулся к нашему авто, разбудил парней и рассказал им историю о встрече, естественно они мне не поверили. Звоню со спутника на большую землю, заказываю три комплекта ремней, прошу чтобы вертолетом отправили в поселок Верхняя Гутара, в итоге из-за плохих погодных условий ремни мы ждали неделю. Готовим завтрак. На сковороде аппетитно шкворчит сало, туда же разбиваются яйца. Шумит пузатый чайник. Быстренько откушав холостяцкой пищи, грузимся и отчаливаем в сторону реки Гутара, где на берегу живет охотник тофалар. До Юрки нам оставалось четыре километра, которые мы ползли по валунам пять часов, с определенной периодичностью останавливаясь, давая возможность двигателю остыть, заливали холодную воду в систему охлаждения. Мотороллер ныл всю дорогу, вспоминая маму Лену, с его стороны назревал импичмент, и я в слух подумал застрелить Кешу, Саморез согласился со мной. Конечно же Иннокентий сразу забыл про Елену.

И вот перед глазами появилась поляна, на окраине которой стояли зимовье, навес под которым расположились стол и лавки. Из избы вышел человек с торчащими в разные стороны волосами на голове и с невероятным перегаром - это был тофалар Юрка. %пта, Алексей, наконец-то ты приехал, что за трактор у тебя, заорал Юрка. Да вот, ответил Саморез, все продал не нужное и купил МТЛБ у ИЗГТ. У кого у кого, заскрипел сиплым голосом Юрец??? У ИЗГТ, завод такой в Иркутске, дубина! Давай помогай разгружаться, я тебе ништяков привез, мука, сахар, арбуз…. Я тем временем зашел в избу. Справа от входа был склад в виде кучи с хаотично перемешанными вещами, макароны, одежда, ружье, гвозди, пельмени, пряники, газетка speedinfo за 1997 год, патроны, в общем в этой куче было все! Но не куча-склад поразила меня, несметное количество мух в просторной избе, вот она изюминка, которая убила меня. Мухи были повсюду, стекла на окнах были облеплены этими насекомыми, из-за чего солнечный свет не проникал в жилище. День пролетел быстро, легли спать. Саморез достал телефон, мухи тут же облепили светящийся экран. Целую неделю мы рыбачили с Саморезом и Юркой. Кеша собирал ягоду, чистил и солил рыбу. Осень радовала нас своими теплыми красно-желтыми днями.

 

Вечерами мы сидели у костра и слушали Юркины истории, о том, как его чуть не задрал медведь (об этом свидетельствовали шрамы на его теле), спасли собаки. О том, как большая вода чуть не унесла его избу. О том, сколько соболей добывает за сезон, как и какую рыбу ловит. Тайга - мой дом, сказал старый охотник. Я спросил у Юрки сколько ему лет, он ответил, что зимой исполнится пятьдесят. Я удивился и сказал тофалару, что он выглядит на сто пятьдесят. Слабохарактерные мы к спиртным напиткам, не могем перед ними устоять, поэтому и стареем рано, ответил охотник. Каждый день по реке на лодках спускались охотники, каждый направлялся к своему промысловому участку, начиналась тяжелая охотничья работа.

 

Настал долгожданный день, нам привезли ремни. За считаные минуты собираем и закидываем в МТЛБ вещи, ягоду, рыбу. Из расчета на обратную дорогу берем необходимое количество продуктов, остальное оставляем Юрке, который очень обрадовался разносолам. Запускаем двигатель. Жмем руки. В ночь выдвигаемся в сторону дома. На каком-то безымянном перевале устраиваем ночевку. Спали в танке, между прочим в этом бронированном изделии достаточно тепло (при запущенной ОВэшки). Завтрак и снова в путь. Ночью выпал снег. Чувствовалось холодное дыхание наступающей зимы. Периодически дорогу перебегали соболя, зайцы. Поздно вечером врываемся в сонную деревню, добираемся до дома, загоняем МТЛБ в огород. За ужином обсуждаем поездку. Машина не подвела. Весь путь составил порядком восьмисот километров. За это расстояние выкинул по траку с каждой гусянки, заменили фильтр и комплект ремней. ИЗГТшники качественно подготовили ее к тяжелым эксплуатационным условиям, и мы это проверили. Леха рассказал, что, когда забирал МТЛБ с Иркутского завода гусеничной техники, ему бонусом собрали не большой ЗИП (бортовая, каток, торсион, подшипники, фильтра), а вот ремни, по собственному разгильдяйству, Алексей не взял. Но тем не менее, Саморез заслуживает благодарности и уважения, так как от него самого, как от механика-водителя зависело многое!